Что такое Флактурм?

Февраль 3rd, 2012 по Евгений Хапов Оставить ответ »

 

На войне каждый защищается, как умеет. Или так, как велит ему его мировоззрение. Каждая нация изобретает тут нечто свое, и в этом умении любой народ раскрывается лучше и красноречивее, чем при самом тщательном научном изучении.

Казалось бы, со времен Второй Мировой минуло более полувека, народилось и выросло поколение, для которого события мировых битв — лишь страницы в скучном учебнике истории.

Ан нет же! Памятники тех дней, живые и молчаливые, стоят совсем рядом с нами. Практически — за углом.

С первых дней войны жители крупных городов по обе стороны фронта подверглись упорным атакам с воздуха. Каждый из противников старался дотянуться до вражеского «горла», и в каждой столице начала 40-х действовала мощная система ПВО, тогда еще — всего лишь зенитная артиллерия.

Но в центре тесного и высотного города на то, чтобы просто увидеть с улицы или площади низко летящий бомбардировщик есть в лучшем случае десяток секунд. О том, чтобы за такое время еще и успеть поразить самолет тогда вообще речи не было.

Типичная башенка ПВО на московской крыше

Артиллеристам-зенитчикам в условиях высотной застройки приходилось действовать наугад, либо… вытаскивать свои зенитки вместе с расчетами на крыши домов. Туда же перемещались с земли и наблюдатели со средствами дальнего обнаружения.

И вот именно эту проблему военные разных государств решали совершенно по-разному

Плотная застройка центральной части Москвы и Петербурга (тогда Ленинграда) тоже создавала препятствия для секторов обстрела и обнаружения. Но, сталинская архитектура предвоенного периода как нельзя лучше соответствовала поставленной задаче.

Любимые вождем народов, венчавшие крыши каждого высокого здания портики в античном стиле были и прекрасным постом наблюдения, и прочным основанием для нетяжелых зенитных орудий, которые бойцы могли затащить наверх через чердаки.

Кроме того, на крышах строений ближе к окраинам, а зачастую и в центре, наскоро возводили башенки — платформы для все тех же расчетов. Приглядитесь повнимательнее к снимкам столичных крыш, или, находясь в городе, просто найдите взглядом высокий довоенный дом. На его крыше Вы без труда обнаружите эти незамысловатые надстройки. Такие есть и во многих других городах.

Архитектура сталинского времени прекрасно сочеталась с военными нуждами. Площадка ПВО на крыше здания вдоль Ленинградского шоссе вблизи Войковской сегодня пустует, потому как российские вертолеты спешат на парад в честь Дня Победы на Красной площади столицы!

Вид на одну из них окрывается прямо из моего окна — это очень характерная метровой высоты надстройка размером 2 на 3 метра на довоенном здании школы.

Возведенные на продолжении лестничного пролета, они и здесь прекрасно выполняли свою функцию. В общем, получилось быстро, недорого и почти незаметно.

Тяжелые же зенитные батареи как Советская, так и Британская армии размещали на дальних подступах к городу. Им искусственные возвышенности были не нужны.

Пункт управления столичного ПВО расположился тогда прямо на платформе станции метро Чистые Пруды, то есть привычно — под землей.

Но Российские столицы — совсем не Европа с её сверхплотной, и главное — весьма ажурной архитектурой жилых домов

Частокол остроконечных берлинских черепичных крыш, отлично скрывавших атакующий (главным образом — британский) самолет, не позволял расположить на нем ничего, кроме единичного наблюдателя.

Кроме того, к 1939 году люфтваффе располагала радаром дальнего обнаружения воздушных целей (до 300 км), которому и вовсе нужен был «чистый» горизонт. И немцы придумали, как поднять пушки, радары и наблюдателей над городскими крышами.

Три типа Flak Turm, построенных в Германии в 1940-41 годах

После первого массированного авианалета на Берлин 26 августа 1940 года Гитлер дал ход решению, достойному гения немецкой инженерии и архитектуры одновременно.

Профессор Фридрих Таммс под руководством личного архитектора фюрера Альберта Шпеера подготовил для Берлина, Гамбурга и Вены проект высотных железобетонных башен, постаравшись даже вписать их в городскую архитектуру.

Но вместо изящных и почти незаметных надстроек в сталинской Москве, немецкая военная машина родила сооружения циклопического масштаба и широкопрофильного предназначения

В венском парке Аугартен эти исполины смотрятся пугающе чужеродно. Ажурные подпорки ниже круглых площадок - технологичесике "леса" для облегчения постройки

Флактурм это и есть «зенитная башня люфтваффе» — железобетонное сооружение 40-метровой высоты, с 2,5 метровыми стенами и огромной площадкой сверху.

Сооружения строились парами — L-башня управления и примерно в полукилометре G-башня огневой батареи. Причем, помимо легких зениток Flak на верхних площадках устанавливались и тяжелые орудия калибром вплоть до 128 мм и весом около 10 тонн.

Помимо своего прямого назначения, башни стали отличными бомбоубежищами для своего гарнизона и массы городских жителей

При штурме Берлина в самой большой G-башне в берлинском Тиргартене было укрыто около 30 000 жителей, 500 солдат гарнизона, 1500 раненых и тела 500 погибших. В ней же были единственные уцелевшие станции связи и колоссальный склад музейных ценностей на специально предназначенном для этого этаже.

Каждая башня имела свой водопровод, автономные электростанции, лазарет, пункт питания и устройства защиты внутреннего пространства от газовых атак. Для обеспечения непрерывной стрельбы были предусмотрены электроподатчики снарядов из подвала G-башен  на крышу.

Управлялось все это с соседней L-башни. Здесь же находились радары Вюрцбург и штаб управления всеми войсками ПВО.

L-башня управления Аугартен Вена

На расстоянии 300-500 метров от огневой G-башни расположена L-башня управления, несущая наблюдателей, звуконаводящую установку ПУАЗО и радар.

Одним словом, классические бункеры, только не зарытые в землю, а возвышающиеся над ней

Не смотря на свою реальную неуязвимость, отразить все воздушные налеты при помощи флактурмов немцам не удалось. Союзническая авиация к 1945 году основательно разрушила крупные города рейха, и башни лучше всего справились с защитой гражданского населения от бомб.

Все флактурмы Берлина после войны были постепенно разрушены и ликвидированы. Башни частично сохранились в Гамбурге, и полностью — в Вене.

Кстати, вооружение венских башен ПВО было самым слабым, и по странной случайности, именно Вену союзники толком не бомбили.

Ну, а что англичане? Ведь именно они первыми в истории ПВО размещали наблюдателей и зенитчиков на высоких строениях еще в Первую Мировую?

На суше британцы применяли тактику, схожую с нашей — небольшие надстройки на крышах Лондона

Но как истинные мореплаватели, они расположили похожие циклопические сооружения, правда из металла, на дальних подступах — на берегу моря в устье Темзы.

Напоминающие фантастические боевые треножники марсиан из «Войны миров» Уэллса, эти боевые форты инженера Маунсела неплохо поработали и во время войны, и после — вплоть до 60-х, когда на них располагалась радиолокационная станция.

Сегодня башни Маунсела либо разрушены, либо заброшены. Но так или иначе, они, равно как и наши артплощадки, и уж точно — гиганты сумрачного немецкого гения, лучше всяких фильмов рассказывают нам о временах страшных и, слава Богу, навсегда прошедших.

Автор Евгений Хапов

Вена — Москва

 

Башня ПВО Вена Австрия Аугартен

Венские флактурмы не были разрушены в 1945-м. Обрушенные лестницы и полуразвалившиеся стены - итог послевоенных шалостей детей, которые развели костер прямо под складом боеприпасов. Чтобы башня не развалилась совсем, сегодня её верх стянут металлическими полосами.

Башня управления вблизи венской улицы Марияхильфер

Военная конверсия по-австрийски. Внутри L-башни управления рядом с улицей Марияхильфер расположился аквариум...

 

... а снаружи "стенка" для тренировки скалолазов. Знал бы доктор Шпеер!

Вход в G-башню венского Аугартена

Кофе в вене и впрямь хорош! Правда, в башне его не наливают.

Боевая башня ПВО в Берлине

Берлин, флактурм и его основные обитатели в военные годы "за работой".

Боковая площадка огневой башни немецкой ПВО

Современный вид с бокового балкона для легких зениток

 

Реклама

2 комментария

  1. Mike:

    Вот это да!
    Никогда бы не подумал, что такое можно соорудить

  2. Вика:

    Я была в вене, в парке Аугартен, но не поняла что это за странные штуковины такие. Хотя смутные ассоциации с войной были. Но подумала, что это у меня больное воображение, отогнала от себя эту мысль.

Добавить комментарий

Highslide for Wordpress Plugin